fbpx

Еще чуть о русской духовности. Даже не знаю, куда кавычки ставить. Когда слышишь что-то такое, ищешь слово, приличное, а о подкорку назойливо бьется одно – охреневание, или – как правильно? – охренение, духовная задница, или лучше душистая? Вот откуда этo повылазило – свищ прямо какой-то, гной сочится не переставая. Что-то такое вскрылось в русском мире к десятым годам 21-го века, к третьему и четвертому “сроку” самозванца, что-то отстимулировалось. Правильно по-русски теперь так: черное – это белое, мир – этой война, свобода – это рабство… Или всегда так было? Нет, не всегда. То есть говна-то всегда навалом было, но оно до сих пор считалось говном, а не пищей для ума.

В таком мире не стоит искать равенства, честности, доверия, гуманизма, того, что дает шанс всем и каждому независимо от (дальше каждый сам выберет, чем закончить фразу). Чего в этом мире в избытке? Эгоизма, мракобесия, недоверия, ненависти. Такой мир – пороховая бочка. Получается, что русский мир сегодня – это пороховая бочка. И она действительно может взорваться в любой момент. Нет? А что ее сдерживает, кроме случайных обстоятельств? Русский мир пришел к 2014 году без руля и без ветрил, без институтов и противовесов, во главе с вором и верхом на пороховой бочке разнообразных феодально-фашистских бесовств.

Почему меня эта “заграничная” хворь беспокоит? Потому что, как ни крути, как ни ловчись, Латвия – и латышская ее часть, и русская – это все еще прочно, органично и, кажется, очень осознанно часть пост-совдепии, часть русского мира. Пусть культура эта умирающая, неконкурентоспособная, крайне реакционная и абсолютно деструктивная, агонизировать она еще может много лет, десятки лет. Латвия не выбрала себе другой идентичности, не стала в отличие от Эстонии или Литвы искать себе новую духовную родину. В руинах ордынско-византийской империи Латвия, ее латышская часть, ищет приют своей культурной уникальности в надежде, что руины “заживут” сами и собственными руками ничего строить не придется, потому что лень, потому что ааа-чё-там и так можно прожить. Ну, а русская Латвия в этих же руинах просто-напросто ощущает себя частью недоутонувшей атлантиды. Это я к тому, что эта хворь, это мракобесие вполне себе сколь российское, столь и латвийское.

3 thoughts on “Русский мир. Пороховая бочка”

  1. Агрессивность – основная черта современного русского мира.А Российское православие в её верхних эшелонах уже пора объявлять воинственной сектой посягающей на захват власти в стране при полной поддержке оккупантов власть уже захвативших.Полность согласна, что такое положение вещей опасно не только для самой России, и для её соседей, но и для всего мира.

  2. Спасибо за комментарий, Галина. Сектой – да. Но на власть она не претендует. Она ее обслуживает.

Leave a Comment

Your email address will not be published.